Airshow China 2012 ч.3:Фронтовой бомбардировщик JH-7A

Xian JH-7 (кит. трад. 殲轟七號, 殲轟-7, упр. 歼轰七号, 歼轰-7, пиньинь: Jiān Hōng qī hào, палл.: Цзянь хун ци хао, буквально: «Истребитель-бомбардировщик-7», код НАТО: Flounder) — китайский истребитель-бомбардировщик, созданный для замены фронтового бомбардировщика Harbin H-5 (копия Ил-28) и Nanchang Q-5 (штурмовик на базе МиГ-19)[3]. Предлагается на экспорт под обозначением FBC-1 Flying Leopard ( кит. упр. 飞豹, пиньинь: fēi bào, палл.: фэй бао, буквально: «Летающий леопард»).Поскольку для меня китайская авиация всегда была тайной за семью печатями,то тут будет много фотографий и очень много текста.

Airshow China 2012
Как всегда использую информацию с сайтов
http://www.airwar.ru
http://ru.wikipedia.org/wiki
и других источников найденных мною в инете и литературе.

Самолет на авиасалоне стоял в зоне,отданной современным и историческим самолетам НОАК.

Вы удивитесь,но JH-7A, он же Летающий леопард,поступил на вооружение уже в 21 веке.Для нашего времени он выглядит достаточно архаично. И по аэродинамике и по технологиям этот самолет словно вынырнул из 70-х гг. прошлого века. В его облике без труда угадываются черты Ягуара, ударных модификаций Фантома или Торнадо — знаменитых в прошлом классических истребителей-бомбардировщиков, ныне окончательно уходящих в запас. Это и не удивительно,ведь к созданию машины приступили более 30 лет назад.

Начало проектирования в 1973 г. нового бомбардировщика Н-7 для авиации армии и флота КНР совпало с выходом на финальную стадию югославо-румынской программы истребителя-бомбардировщика, имевшую в качестве образца для подражания англо-французский Ягуар. И Югославию, и Румынию, и Китай в те годы роднила общая неприязнь к СССР, поэтому взаимный обмен военными технологиями был весьма интенсивным.

Европейцы пытались поощрять отдаление от СССР. Для югославо-румынской программы SOKO/Opao Великобритания продала двигатели Роллс-Ройс Viper Мк.632 и 633 и лицензию на их производство, катапультные кресла, элементы БРЭО (для каждой страны — свои) и прочее.

Поскольку НОАК нуждалась в замене устаревшего фронтового бомбардировщика Н-5 (китайская копия советского Ил-28) с радиусом действия более 1000 км, поэтому радиуса 300-500 км румынского SOKO IAR-93 (он же югославский J-22 Орао) было явно недостаточно.

Была принята программа по созданию фронтового бомбардировщика.
Программа была принята 19 апреля 1983 года лидером КНР Deng Xiaoping(Дэн Сяопинем).

Несмотря ни на что, китайцы взяли основные решения югославо-румынской конструкции и перевоплотили их в облике двухдвигательной машины с РЛС, пересчитав и увеличив ее примерно в полтора раза под новую силовую установку. Экипаж — летчика и оператора системы вооружения — расположили друг за другом, причем оператора, для лучшего обзора — повыше. Крыло было принято высоко расположенным стреловидным с изломом передней кромки, аэродинамическим клыком и гребнем. Для самообороны на законцовках крыла, по типу Миража F1 были предусмотрены пилоны для ракет воздух-воздух. Пушечное вооружение для Н-7 любезно предложили югославы, освоившие лицензионное производство советской 23-мм двухствольной пушки ГШ-23Л.

Ключевые позиции в этом проекте занимали:
Генеральный конструктор: Mr. Chen Yijian (陈一坚)
Главный инженер: Liu liangZhi
Генеральный конструктор двигателя: Wu Daguan (吴大观, 1915 — Mar 18, 2009)
Руководитель испытательной летной программы: Wang Ang (王昂),заместитель министра авиации
Заместитель руководителя испытательной программы: Ma Chenglin, заместитель директора Military Aircraft Directorate министерства авиации
Главный летчик испытатель: Huang Bingxin, командир испытательного полка PLAAF и вице-президент China Flight Test Establishment (CFTE)
Глава наземных операций во время испытательной программы: Peng Diyu, заместитель командира испытательного полка PLAAF
Главный второй летчик испытатель-оператор: Xing Yancai,главный штурман CFTE

Воспользовавшись своим статусом главного борца с советским империализмом на Дальнем Востоке Китаю удалось закупить в той же Великобритании в четыре раза более мощные, чем Вайпер, турбовентиляторные двигатели Роллс-Ройс Спей Мк.202/203. Их англичане устанавливали на свою версию палубного Фантома FG.Mk.1 (F-4K), что позволило надеяться на почти истребительную резвость нового китайского бомбардировщика. Его максимальная скорость ожидалась на уровне М=1,5 на большой высоте и М=0.9 — на высоте до 500 м. Расчетная дальность полета должна была составить не менее 2800 км, тактический радиус — не менее 800 км, что позволяло бы действовать с тыловых авиабаз с боевой нагрузкой 3000-5000 кг. Китай в 1975 г. получил несколько двигателей Спей 202 для испытаний и освоения производства.

Кроме всего прочего специально для JH-7 началась разработка первого «чисто китайского» ТРДДФ LM6 с довольно высокими характеристиками. Максимальная тяга нового двигателя должна была составить 7260 кгс на режиме «максимал» и 12 300 кгс на полном форсаже.

Однако столь сложную задачу, как создание принципиально нового двигателя, в заданные сроки решить не удалось. Была предпринята попытка получить современные ТРДДФ в США, с которыми во второй половине 1980-х годов у Китая установились неплохие отношения. Вероятно, речь шла о приобретении ТРДДФ Пратт-Уитни F100 или Дженерал Электрик F110, устанавливавшихся на самолетах F-15 и F-16. Однако сделка не состоялась (американцы вообще весьма неохотно делятся своей технологией в области военного двигателестроения). В этих условиях было решено установить на опытные самолеты все же Спей Мк.202, что к моменту завершения отработки JH-7 «дозреют» и новые двигатели.

Разработка бомбардировщика велась авиационным проектным институтом 603. расположенным в Сиане, провинция Шэньси, а постройка — заводом 172, сейчас это — Сианьская авиастроительная корпорация (ХАС). Освоение двигателя Спей самолета было поручено 430-му заводу авиадвигателей (ХАЕ).

Авиазавод ХАС — плод советско-китайской «Великой дружбы» — был основан в 1958 году Ранее его основной продукцией являлись дальние бомбардировщики Н-6 (Ту-16), а также транспортные и пассажирские самолеты Y-7 (китайская вариация на тему Ан-24 и Ан-26), поэтому задание на постройку фронтового ударного самолета выглядело для этого предприятия несколько необычным

По своей сложности программа создания нового истребителя-бомбардировщика была беспрецедентной для китайской авиационной промышленности. Если раньше в КНР лишь совершенствовали конструкции, разработанные в СССР (даже такие самолеты, как Q-5 или J-8 в значительной степени являлись развитием истребителей МиГ-19 и МиГ-21), то теперь создавалась авиационная система оружия, не имеющая прототипов ни в Китае, ни за рубежом.

Фронтовой-бомбардировщик JH-7 относился к одному классу с такими самолетами, как Су-24, F-111 и «Торнадо». Программы создания этих машин в свое время были ключевыми для авиационной промышленности СССР, США, Великобритании, ФР1 и Италии. Следует отмстить и тот факт, что на низковысотном всепогодном истребителе-бомбардировщике ранее «сломали зубы» французы и англичане, так и не сумевшие довести до серии такие самолеты, как «Мираж» G и TSR-2. О том, сколько «попортили крови» советским и американским разработчикам Су-24 и F-111 также хорошо известно Естественно, программа JH-7 требовала создания мощнейшей кооперации и поистине общенациональных усилии.

Новый самолет предназначался для нанесения высокоточных ударов по сильнозащищенным целям с применением как свободно-падающих бомб, так и управляемого ракетного оружия Боевой полет должен был выполнятся па предельно малой высоте с использованием режима огибания рельефа местности Кроме того, самолет должен быть способен вести воздушный бой с использованием УР класса «воздух-воздух» Характер боевых задач определил состав экипажа — два человека и комплект бортового радиоэлектронного оборудования, которое должно было включав мощный радиолокационный комплекс, обеспечивающий применение оружия по малоразмерным наземным и морским целям, а также маловысотный полет в режиме следования рельефу местности

В 1977 г. строительство нового бомбардировщика Н-7 было официально одобрено Государственным советом и Центральной военной комиссией КНР. Для первой партии самолетов импортировали 50 двигателей, которых было достаточно для постройки первых 25 машин. Но первый прототип собрали только в 1987 г.

Впервые модель самолета JH-7 (известного, также, как В-7) была публично продемонстрирована на международной авиационной выставке в Фарнборо в сентябре 1988 года. Собственно, на этом «гласность» в отношении программы и кончилась дальнейшие сообщения о самолете JH-7 носили отрывочный и «неофициальный» характер. Так, стало известно, что в конце 1988 года было построено два опытных самолета, первый из которых поднялся в небо на рубеже 1988-1989 годов Первоначально предполагалось, что серийная постройка новых истребителей-бомбардировщиков начнется уже в 1992-1993 гг , однако сроки реализации программы затягивались Сообщалось о трудностях в создании БРЭО, новых двигателей, других систем и оборудования

Первый полет состоялся 14 декабря 1988 г. Всего было построено шесть опытных образцов Н-7, один из которых позднее был потерян в катастрофе.

Однако армия и флот окончательно разошлись во взглядах на ТТХ и боевое применение бомбардировщика. Флоту был нужен носитель, оптимизированный для противокорабельных ракет С-801, тогда как армия требовала многоцелевой всепогодный ударный самолет, способный прорывать ПВО на большой скорости и малой высоте, устойчивый к РЭБ и имеющий современное бортовое электронное оборудование.

Народно-освободительная армия Китая — сделал малоутешительный вывод о том, что создать самолет, соответствующий требуемым характеристикам, в обозримом будущем вряд ли удастся Кроме того, наладившееся сотрудничество с Россией, охотно поставляющей КНР наиболее современные образцы авиационной техники, сделало программу менее актуальной Государственное финансирование работ по JH-7 было прекращено.

Но для флота были построены и в 1992 г. переданы на вооружение 18 самолетов, именуемых теперь JH-7 (JianHong — истребитель-бомбардировщик). Они поступили в 16-й полк 6-й авиадивизии ВМС НОАК на авиабазе Дачень (Dachang) недалеко от Шанхая. Там они до 1998 г. проходили испытания на боевое применение, принимая на четыре подкрыльевых пилона по две или четыре ПКР (плюс две ракеты воздух-воздух PL-5B на законцовках крыла), либо до 20 свободно падающих бомб калибра 250 кг. Всего узлов подвески на этой версии имелось семь. Пушка ГШ-23Л в контейнере с боекомплектом 200 снарядов размещалась внизу правого борта фюзеляжа.

JH-7 оснащался многофункциональной РЛС Типа 232, обеспечивающей навигацию, целеуказание дозвуковым ПКР на дистанции 70-100 км и позволяющей ограниченно применять ракеты воздух-воздух, но не обеспечивающей обнаружение и сопровождение целей на земле и на фоне земли. Были установлены системы РЭБ: активная 960-2 и пассивная 914-4, а также система отстрела тепловых ловушек.

В целом характеристики самолета не удовлетворяли военных, в связи с чем делались попытки приобретения РЛС и более мощного двигателя в США. Последующее ухудшение отношений с Западом позволило понять, что, несмотря на недостатки JH-7, он остается единственным китайским многоцелевым ударным самолетом. Флот настоятельно требовал новых машин, и вторая построенная партия — около 20 машин — была передана в 2002-2004 гг. в 17-й полк той же 6-й дивизии.

С 1995 г. ХАС интенсивно работала над модернизацией JH-7, усиливая конструкцию, изменяя крыло и стабилизатор, заменив один подфюзеляжный киль двумя и добавив еще по одной точке подвески под каждой консолью крыла. С последнего убрали аэродинамический гребень, кабину и топливные баки защитили броней. Лобовая часть трехсекционного фонаря стала беспереплетной. Проектирование было автоматизировано и велось на суперкомпьютере, полученном ранее из США для университета Сианя и переданном в летно-испытательный центр.

Новое БРЭО теперь включало более совершенную импульсно-доплеровскую БРЛС JL-10A, способную отслеживать рельеф местности, однако реальные возможности этого радара достоверно неизвестны до сих пор. Система управления самолетом — трехканальная электродистанционная. Цифровая система управления расходом топлива помогает достичь повышенной дальности полета. У летчика имеется система индикации на лобовом стекле, а на приборной доске установлены два многофункциональных цветных индикатора, что реализует принцип стеклянной кабины. Архитектура обработки бортовым компьютером цифровых данных РЛС построена по стандарту MIL STD 1553В. Установлено новое оборудование РЭБ.

Самолет получил способность применять современное управляемое вооружение. На подфюзеляжных узлах были замечены два контейнера, один из которых имеет аппаратуру определения параметров облучающей РЛС и наведения противорадиолокационной ракеты YJ-91 (российская Х-31П), а второй применяется для подсветки цели для применения корректируемых бомб калибра 500 кг китайского производства с лазерным наведением; могут применяться и бомбы YJ-88KD с телевизионным наведением. Число узлов подвески выросло до 11, но 5000 кг боевой нагрузки при взлетном весе в 27 т представляется явно недостаточным для современного самолета.

Для экспортной версии самолета было утверждено название FBC-1 «Летающий леопард», а в китайские ВВС в конце 2004 г. самолет официально поступил на вооружение под обозначением JH-7A.

Вплоть до 2003 г. Китай не мог освоить производство копии двигателя Спей 202. Для продолжения серийного производства JH-7 и замены двигателей, выработавших свой ресурс, в 2001 г. было дополнительно закуплено еще 90 Спеев из наличия ВВС Великобритании, снятых с английских F-4K. Только для JH-7A, наконец, была готова лицензионная копия — китайский двигатель WS-9 Циньлин (Qinling).

Программа JH-7 развивалась в глубокой тайне. Впервые вживую самолет можно было увидеть в репортажах китайского государственного телевидения с серии учений НОАК в 1995-1996 гг. во время так называемого «Кризиса у Тайваньского пролива». Официальный же публичный дебют самолета произошел на авиасалоне в Чжухае в 1998 г.

В настоящее время оба варианта самолета состоят на вооружении частей армии и флота КНР. Третья партия самолетов для ВМС НОАК, уже в варианте JH-7A, поступила в 27-й полк 9-й авиадивизии флота и 14-й полк 5-й авиадивизии ВМС на авиабазе Лаянь в провинции Шаньдун.

В конце 2004 г. самолеты JH-7A получили, наконец, и ВВС НОАК. Они поступили в 28-ю авиадивизию, которая располагала тремя полками антикварных штурмовиков Q-5. Один из полков этой дивизии, 82-й, дислоцированный на авиабазе Ханчжоу, провинция Чжэцзян, и был перевооружен на новые машины.

Даже несмотря на модернизацию, истребитель-бомбардировщик JH-7A серьезно уступает современным многоцелевым ударным тактическим самолетам типа Су-30МКК (МК2) и F-15E. По некоторым данным, роль самолетов первой линии в китайских ВВС перешла к Су-30МКК, потеснивших на задний план семейство JH-7. Очевидны также усилия Китая по продвижению этих машин на экспорт под наименованием FBC-1, однако каких-либо конкретных успехов в этой области пока, судя по всему, не достигнуто.

JH-7A обладает достаточно высоким боевым потенциалом, ставящим этот самолет в один ряд с такими машинами, как Су-24, F-111 или «Торнадо». На самолете установлена импульсно-доплеровская БРЛС JL-10A, контейнер с системой навигации и целенаведия Blue Sky (аналог американской LANTIRN). Так же на самолете установлены контейнер радиотехнической разведки российского производства АКР-8.

На самолете увеличили до шести количество узлов подкрылевой подвески вооружения (общее количество узлов подвески — 11). Благодаря новому БРЭО самолет может использовать значительно расширенную номенклатуру вооружения — управляемые ракеты класса «воздух-воздух» PL-5, PL-8, «воздух-корабль» YJ-8K, противорадиолокационные ракеты Х-31П (YJ-91), обычные, кассетные и управляемые бомбы с лазерным наведением а так же пусковые установки НУР. Первый прототип самолета совершил полет в июле 2002 года. Самолет принят на вооружение в 2004 или 2005 году.

Силовая установка JH-7A состоит двух ТРДДФ WS9, 2 х 9200 кгс. Серийные истребители для китайских ВВС предполагалось оснастить перспективными ТРДДФ китайской разработки LM WS6 (2 х 12 300 кгс). На экспортных версия возможна установка двигателей российского производства АЛ-31Ф (эта версия была показана на выставке Zhuhai International Airshow в ноябре 1998 года).

Покупая новейшие системы оружия за рубежом, Китай, тем не менее, является одним из основных мировых экспортеров боевых самолетов. Простые и относительно дешевые китайские версии советских истребителей 1950-60-х годов имеют хороший спрос в странах «третьего мира». Являясь надежным поставщиком, стойко выдерживающим политическое давление США, китайская авиационная промышленность уверенно продвигается на рынки Ирана, Пакистана и ряда других стран, поставки оружия которым по политическим причинам не приветствуются американцами

Самолет JH-7 выполнен по нормальной аэродинамическая схеме с высокорасположенным стреловидным крылом, имеющим двойной угол стреловидности (55 по 1/4 хорд в корне и 45 в концевой части). Экипаж, состоящий из двух человек, размещается по схеме «тандем».

Целевое оборудование БРЛС китайской разработки должна обеспечивать полет в режиме огибания рельефа местности.

9

0

1

Вооружение включает 23-мм пушку (китайский вариант ГШ-23), установленную в носовой части самолета. Имеются четыре подкрыльевых узла внешней подвески. На концах крыла установлены АПУ для ракет класса «воздух-воздух» малой дальности.

На декабрь 2011 построено 114 самолетов

Модификации
JH-7 — базовая модификация
JH-7A — модернизированная версия. Установелены новая БРЛС JL-10A, контейнер с системой навигации и целенаведия и АКР-8, российский контейнер радиотехнической разведки. Количество точек подвески увеличено до 11. Номенклатура вооружения расширилась за счёт установки новой авионики.
FBC-1 Flying Leopard — экспортная версия JH-7.
FBC-1A Flying Leopard II — экспортная версия JH-7A.

Тактико-технические характеристики
Технические характеристики
Экипаж: 2 человека
Длина: 21,03 м (без штанги ПВД)
Размах крыла: 12,71 м
Высота: 6,58 м
Площадь крыла: 52,3 м²
Нормальная взлётная масса: 21 500 кг
Максимальная взлётная масса: 30 000 кг
Силовая установка: 2 × ТРДДФ Xi’an WS9 Qinling (копия Rolls Royce RB.168 Spey Mk.202)
Тяга: 2 × 55,83 кН (2 × 91,26 кН на форсаже)
Максимальная скорость: 1800 км/ч
Крейсерская скорость: 900 км/ч
Боевой радиус: 900-1650 км
Перегоночная дальность: 3650 км
Практический потолок: 16 000 м
Вооружение
Стрелково-пушечное: 1 × Type 23-III (ГШ-23Л) с 300 патронами на пушку
Боевая нагрузка: 8000 кг
Управляемые ракеты: 2 × ПКР YJ-8K и/или 2 УРВВ PL-8 или PL-5B/C/E и 1 × УРВП Х-31П (YJ-91)
Неуправляемые ракеты: блоки 8 × 57-мм или 7 × 68 мм или 7 × 90мм или 4 × 130-мм
Бомбы: 100/250/500-кг обычные и кассетные бомбы и управляемые бомбы с лазерным наведением

JH-7A в музее китайских ввс

Тут он весь какой то покоцаный,что не удивлюсь,если окажется,что это вовсе не JH-7A,а просто JH-7. Китайцы великие мастера пускать пыль в глаза.Тут можно увидеть ,что на крыле четыре подвеса вместе с законцовкой и еще крепление для допбака(похоже он без него вообще не летает:-)) и два крепления под фюзеляжем в передней части его.


Из под носа,хорошо видны пушки на правом боку на фюзеляже.

Вид сверху

Ближе

Вид слева на кабину

Запись опубликована в рубрике Uncategorized с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

12 отзывов на “Airshow China 2012 ч.3:Фронтовой бомбардировщик JH-7A

  1. Ох, еле осилил:) Но интересно.

  2. Отлично! К нам в Челябинск на ШОС прилетали, я их тогда тоже пощелкал слегка…

  3. Спасибо, только ремарка. США все-таки в Пакистан современные истребители и самолеты (например ПЛО) поставляет. А Иран не смотря на хорошие отношения с КНР, никак не прикупит ни J-10, ни JF-17. Видимо что китайцы осторожничают с экспортными поставками.

    P.S. Состояние техники и внешний вид музея ВВС Китая удручают. Вспоминая наши поля с облезлыми самолетами в Монино и Жуковском. Нда…

    • И в 10 и в 17 стоят наши двигатели. Для того чтобы самолеты продать Ирану, им надо сначала у нас движки для реэкспорта закупить, что им по понятной причине шиш продадут. Копировать движки за 30 лет они так и не научились.

      • Никто им не смог помещать при продаже JF-17 с росс.двигателями РД-93 в Пакистан, хотя РФ была против (по ряду причин, и в первую очередь из-за осложнений отношений с Индией). А тут с Ираном стесняются. Нелогично.

        Авиационные движки они кстати копируют уже лет тридцать как раз, начинали с британских (Rolls-Royce например) и французских (для вертолетов). Советские наверняка копировали, теперь за российские взялись. В принципе, определенных успехов они уже добились (например с двигателем WS-10A).

  4. Вы, так полагаю, стажировались на китайских авиационных предприятиях, чтобы с таким пафосом нести пургу? Про ресурс WS-10A Taihang недавно говорил один из представителей НОАК. Он сравним с начальным ресурсом Ал-31 в первые годы эксплуатации.

    • «говорил один из представителей НОАК» [лицорука]

      тоже был 40 часов? в 90-м году тоже все еще был около 30 часов?

      • Тролль.. банальный тролль. Двигатель WS-10A серийно производится компанией Liming Aeroengine Manufacturing Corporation. Межремонтный ресурс китайские инженеры довели до 300 часов (было около 100 часов).
        Над любым двигателем (американским, британским, советским, китайским) постоянно ведут работу по улучшению эксплуатационных характеристик — например по повышению мощности, снижению потребления топлива, снижению весовых габаритов).

        Относительно WS-10A, из первых рук.

        «Представитель Центра АСТ имел на авиасалоне в Чжухае беседу с заместителем директора Шэньянского института двигателестроения, который сообщил, что в настоящее время ресурс китайского авиационного двигателя WS-10A Taihang до капитального ремонта составляет всего 300 часов. Прогресс с повышением ресурса и других характеристик есть, но медленный. По егоо словам, невозможно назвать какую-то одну проблему, по которой в двигателестроении КНР сложная ситуация — там имеется комплекс проблем, в том числе организационных и кадровых. Ситуация с двигателем WS-13 Taishan, который должен заменить российский двигатель РД-93, еще более сложная, чем с Taihang — ресурс двигателя WS-13 меньше ресурса WS-10A примерно раза в два».

      • Вы не поняли моей иронии в предыдущем каменте? Я ни на йоту не верю брехне которую говорят кетайцы.

        Покажите мне хотя бы экспертное мнение европейского специалиста которой мамой клянется что движки узкоглазых хотя бы 150 часов протянут.

        Washington Post, 25 December 2010 — An engine China made for its Su-27 knock-off would routinely conk out after 30 hours whereas the Russian engines would need refurbishing after 400. (http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/12/24/AR2010122403009.html)

      • ОК. Давайте по пунктам. Откуда западным техническим специалистам знать о реальном ресурсе WS-10A, если они не имеют доступа ни к движкам, ни к самолетам, им оснащенным (J-11)? Можно только пальцем тыкать в воздух.

        Логично, что здесь можно опираться только на высказывание китайской стороны. Также логично, что раз двигатель пошел в серию и им начали с 2011 года оснащать серийные же копии Cу-27, значит двигатель в понимании ВВС НОАК вышел на минимальные разумные параметры эксплуатации. А то, что они над ним работают день и ночь, улучшая и увеличивая надежность/межремонтный ресурс, я совершенно не сомневаюсь (есть ряд роликов с производства на китайском).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s